Главная » 2012 » Май » 28 » Россия соблазняет правых
20:14
Россия соблазняет правых

Давным-давно был слоган: «Better red than dead». Сейчас у нас есть «Лучше Путин, чем гендер». Но можно все-таки не принимать моральных утопий и не одобрять российского деспотизма

Это было полгода назад, в ноябре 2013 года. Вместе с группой польских и немецких журналистов я присутствовал на встрече с Артемом Мальгиным, членом российско-польской Группы по сложным вопросам. Он принимал публицистов в своем великолепном кабинете в МГИМО — знаменитой кузнице дипломатических кадров СССР, а сейчас России.

После ставших уже ритуальными объяснений, что еще не пришло время для возвращения Польше обломков самолета, российский хозяин принялся за размышления о культурном сходстве двух наших народов. «В России и Польше большинство людей мыслит сходно. Мы уважаем христианский характер нашей культуры и выступаем против механического навязывания чуждых западных норм поведения. Мы похожим образом смотрим на значение патриотизма и роль Церкви в общественной жизни», — перечислял он. А Украина? Мальгин призвал поляков хорошо подумать о том, выгодно ли им вступление соседа в ЕС: «Ведь Польша и Украина занимаются одними и теми же отраслями промышленности: верфи, машиностроение, пищевое производство. Когда Украина войдет в Евросоюз, у вас появится мощный конкурент. Вам это действительно нужно?»

Выйдя из кабинета Мальгина, я задумался, не услышал ли я, случайно, придуманное кем-то в Кремле предложение для польского правого фланга? Я вспомнил, как примерно два года назад евродепутат Конрад Шиманьский (Konrad Szymański) указал на один, на первый взгляд, незначительный политический факт. В рассматривавшемся в Страсбургском суде споре между итальянским государством и гражданкой Италии финского происхождения Сойле Лаутси (Soile Lautsi) по поводу размещения распятия в школьных классах, на итальянской стороне выступило российское государство, которое заодно привлекло к делу группу других православных государств. Италия выиграла, а местные католики с признательностью комментировали поддержку Москвы. Среди защитников креста была Россия, но не было Польши, которой уже тогда руководил Дональд Туск (Donal Tusk).

Стал ли этот кремлевский «поворот направо» дополнительным импульсом для Московского патриархата, чтобы начать диалог с польской Католической церковью? Россия приучила своих соседей внимательно относиться к долгосрочным стратегиям Кремля. Сейчас эти консервативные жесты намечают новый тренд в завоевании влияния в Европе и Польше.

В межвоенные годы Советский Союз очаровал часть левой интеллигенции своей кажущейся прогрессивностью и современностью. После войны марксист Тадеуш Кроньский (Tadeusz Kroński) хотел выбить у поляков из головы отсталость, даже если это бы пришлось делать прикладами советских винтовок. А что, если сейчас кто-нибудь решит, что можно закрыть глаза на великорусский шовинизм, чтобы остановить волну наступающих с Запада моральных новинок?

Кончита Вурст против славянок

Знак равенства между консерватизмом и путинизмом первыми начали ставить левые, которые направили против правых моральный шантаж. Вас не восхищает вульгарный стиль Pussy Riot и хепенинги в церкви? Значит, вы поддерживаете Путина. Вы не хотите гомопропаганды в школе? Отправляйтесь в Москву, там в школах этого нет. Самый свежий повод для атаки дала победа Кончиты Вурст. Вам не нравится женщина с бородой? Ясно, так бы сразу и сказали, что вы предпочли бы жить в Путинландии.

Социалист Франсуа Олланд продает России корабли типа «Мистраль», социал-демократ Гюнтер Ферхойген (Günter Verheugen) усматривает фашизм в украинском руководстве, а Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier) беспокоится, чувствует ли Россия себя в безопасности. Однако либеральные СМИ предпочитают говорить об увлечении Путиным в партии Марин Ле Пен (Marine Le Pen) и евроскептика Найджела Фараджа (Nigel Farage). А левые начинают свою любимую игру: будьте или там, или тут. До войны говорилось, что можно быть или фашистом или коммунистом, потому что, если вы не поддерживаете коммунизм, вы готовите победу фашизма. Сейчас, если вы не поддерживаете лозунг «больше Европы», значит, вы прислуживаете Кремлю.

И неважно, что профессиональные певцы интеграции долго не слышали предостережений об изменении России в худшую сторону. Тогда преобладала доктрина, говорящая, что эта страна повернется к Западу и рано или поздно научится гей-парадам и гендерным тренингам. Сейчас, когда стало понятно, что Владимир Владимирович не изменится, пришлось изменить тактику. Но поскольку никто не любит признавать своих ошибок, левые выбрали «бегство вперед» и обвинение правых в том, что они служат форпостом Путина.

Существовала ли на польском правом фланге вера в союз с братьями-россиянами? Конечно, да. Опустим даже сервильную традицию реализма в духе PAX (основанная в 1945 году прорежимная католическая организация, — прим.пер.) или поддержку военного положения в духе Енджея Гертыха (Jędrzej Giertych). Традиция противопоставления интеграции с Западом альянсу с Россией находила поддержку среди консерваторов даже после 1989 года. В начале 90-х Ян Лопушанский (Jan Łopuszański), а также такие публицисты, как Ян Энгельгард (Jan Engelgard) и круг журнала Myśl Polska, предлагали не вступать в НАТО, а заключить славяно-христианский союз с Россией и Сербией.

Сейчас, когда Путин открыто ссылается на советские традиции, желающих поддерживать Кремль должно было стать меньше. Однако феномен русофилии ожил. Самый заметный политик, который поддержал аннексию Крыма, — это Януш Корвин-Микке (Janusz Korwin-Mikke) с его партией «Конгресс новых правых» (Kongres Nowej Prawicy). Когда пару месяцев назад он впервые поддержал действия Кремля и, более того, обвинил Польшу в подготовке «террористов с Майдана», казалось, что этот политик окончательно себя скомпрометировал. Между тем его рейтинги не только не упали, а даже выросли.

В свою очередь организация «Национальное движение» (Ruch Narodowy) выразила обеспокоенность аннексией Крыма, но не выступила с осуждением России, подчеркивая, что «примеры отделения Косова и нынешнего украинского кризиса показывают, как мало стоят гарантии крупных держав и международные соглашения», а из этого следует необходимость укреплять собственные вооруженные силы.

Гораздо более отчетливо за захват Крыма выступил Силвестр Хрущ (Sylwester Chruszcz), еврокандидат «Национального движения» в Щецине, активный участник группы в Facebook «Поляки поддерживают российский Крым». «Большевистская агрессия? НЕТ! Простая забота об интересах своего народа, которому угрожает шовинистское и незаконное руководство Украины», — так звучало воззвание основателей группы. В нее входит около тысячи пользователей, многие из которых симпатизируют «Национальному движению».

К лагерю столь ценных для Москвы в настоящий момент украиноскептиков можно отнести также партию «Солидарная Польша», депутат от которой участвовал в легитимизации похожего на фарс референдума в Крыму.

И, наконец, было «Открытое письмо к руководству Российской Федерации», которое подписали, в частности, профессор Ягеллонского университета Анна Разьны (Anna Raźny), Збигнев Вжодак (Zbignew Wrzodak), профессор Ян Шарлиньский (Jan Szarliński) и адвокаты Рышард Парульский (Ryszard Parulski) и Мариан Баранский (Marian Barański). В письме подчеркивалось, что оставаясь верными независимой Польше, они возмущены действиями наших властей, которые выполняя приказы «западных хозяев» сыграли «отвратительную роль» в осуществлении вооруженного переворота против «демократически избранного руководства братской Украины». В письме дается высокая оценка положительной роли «господина президента Путина» и осуждаются «западные освободители», которые, в частности, навязывают Польше «гомосексуальные союзы, порнобизнес, педофилию, цензуру и мнимую демократию».

Много ли это? Пока нет. Но все же больше, чем после нападения России на Грузию.

Москва не спешит


Ничего страшного, но следует сделать выводы, так можно прокомментировать феномен существования пропутинского правого фланга в Польше. Когда я упоминаю об этом явлении в беседах с людьми правых взглядов, они отвечают, что наиболее пророссийскую позицию демонстрируют в Польше левоориентированные публицисты. Действительно, когда произошло нападение на Крым, Магдалена Срода (Magdalena Środa) атаковала «СМИ и политиков» за «нагнетание атмосферы страха, готовности к войне, геройству и ужасному бессмысленному вооружению». Кинга Дунин (Kinga Dunin) призвала поляков не оказывать сопротивления, если Россия нападет на нашу страну. Роман Куркевич (Roman Kurkiewicz) выдвинул тезис, что принцип нерушимости границ важен, но еще важнее избегать ситуаций, в которых могут погибнуть люди. И, наконец, Азраэль, один из самых популярных левых блогеров, заявил: «То, что у Украины есть гарантии территориальной целостности, не означает, что не должны также учитываться интересы русских в Крыму и Москвы Путина».

Да, таких голосов с левого фронта звучит больше. Однако вопрос, соблазнит ли путинский змий кого-нибудь из правых, кажется мне не менее важным, чем рецидив бестолкового левого пацифизма. Те, кто говорят, будто уверенность в существовании польского пророссийского лобби излишне пессимистична, недооценивают силы агентов влияния России. Я не сомневаюсь, что Москва будет использовать как пацифистски настроенных левых, так и «русореалистичных» правых. Однако в случае последних у мотивов совместной защиты христианства или борьбы с гомолобби есть шансы стать более популярными. И более эффективными. Российская империя продумывает свои социотехнические операции на много лет вперед. Сможет ли весь польский правый в долголетней перспективе фланг устоять перед пением московских Сирен?

Источник: inosmi.ru
Просмотров: 264 | Добавил: simpdrawcumsda | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0